Перекрёсток

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Перекрёсток » Отрывной календарь » Безвозмездно, то есть, даром


Безвозмездно, то есть, даром

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Жанр|тематика|фандом:
Фентези.
Отыгрыш с авторской мёртворождённой игры, который было решено доиграть здесь по причине закрытия этой самой игры. Географические названия, имена и прочая конкретика изобретена игроками по ходу дела. Все участники ознакомлены с персонажами друг друга, запланированным сюжетом, особенностями мира, его геополитикой, традиционно-общественным укладом места, где происходит действие, и так далее.
2. Рейтинг и прочие характеристики:
NC-17. Экшн, юмор в скромных количествах, насилие, экспрессивная лексика.
3. Прием участников:
Участники:
Северион в роли ольва-полукровки, беглеца, немного мага, немного ловкача и просто хорошего нечеловека.
Ильмо в роли мелкого криминального элемента и слегка остепенившегося пройдохи (Уманка).
Аваддон в роли местного тирана-инквизитора, от чьей тяжкой поступи дрожат земля и прочие субстанции.
Приём закрыт.
4. Пожелания к игре:
К себе же: не тяни с постами, скотина.
5. Дополнительно:
Как видно из описания, частный междусобойчик.

Отредактировано Ильмо (2013-01-30 14:36:04)

+1

2

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

3

Этот город Северу не полюбился с первого взгляда. Холодный, шумный, чужой. Выросший в небольшом поселении полуольв не привык к людским скопищам, не особо любил суетливых, торопящихся жить представителей человеческой расы, а над его тягой к теплу подтрунивали даже свои.
Сев упрятал замёрзший нос за воротник тяжёлого овечьего тулупа, сидевшего на нём так свободно, что несложно было заподозрить вещь с чужого плеча. Шапки на рыжем не было, а сапоги из тонкой кожи да без меховой подкладки смотрелись и вовсе не по погоде. Ещё и снег за шиворот задувало, стоило лишь отпустить воротник и попытаться согреть руки в карманах. Тем не менее Сев, предложи ему кто вернуться туда, откуда его вытянул призывом один местный умелец, предпочёл бы мёрзнуть тут ещё хоть с десяток лет.
Озябший полудемон потолкался по центральной площади, размышляя куда податься дальше. Без звонкой монеты в любом месте было безрадостно и грустно, а у него даже на продажу ничего не завалялось. Сев бы не погнушался утянуть у кого кошель, но не обладал должной сноровкой, да и пальцы закоченели.
"Эй! Посторонись!" - Сев едва успел увернуться от навьюченной незавидным количеством поклажи животины странного вида - никогда таких раньше не видел - и с чувством выругался. Он слыхивал, что в этих местах водятся диковинные волосатые чудища с хвостом на морде, но, как говорится, лучше один раз увидеть. Хвоста действительно было два один большой на морде, больше похожий на щупальце, и второй, нормальный там, где ему и полагалось быть.
"Ну, может, здесь не так уж и плохо, вон какое по улицам ходит" - успокоил себя Сев и отправился искать харчевню, намереваясь спустить в ней те жалкие гроши, которые достались ему вместе с тулупом. Он специально отошёл подальше от оживлённых центральных улиц - в заведениях на них расположившихся наверняка и крыла от цыплёнка на его деньги не купишь. Нет, Севу нужно было что-нибудь попроще. В одном из переулков его привлекли облупленная вывеска некоего "Цепного кабана" и слегка покосившаяся дверь, внутри же, судя по шуму было весьма людно. То что нужно. Сев попытался себе представить клыкастую свинью на цепи, развеселился и разудало толкнул плечом скрипучее дерево. Дверь поддалась с трудом, неохотно впуская нового посетителя и изрядную порцию снега в тесный предбанник, отделённый от основного зала подобием занавесок из мешковины. В лицо пахнуло теплом, манящим запахом жареного мяса и не очень манящим - ядрённого перегара. Бухнувшись за один из дальних столов у стены, Сев запредвкушал первый за семь лет вольный вечер. И никакая стеснённость в средствах такого не испортит. Полудемон осторожно потёр татуировку, колючим орнаментом обвивавшую запястье - вроде ничего, не беспокоит. Он ухватил за штанину лавирующего среди столов пацана из прислуживающих.
- Принеси мне эля и мяса.
- Эля? - пацан смотрел непонимающе, - выпивка такая? У нас медовуха есть.
Вот как, значит о более южных напитках тут не наслышаны. Но Сев сегодня был покладист и согласен на всё. Ну, почти на всё.
- Тащи медовуху, - отпустил он мальчишку и блаженно вздохнул, упираясь спиной в стену. Тепло, еда, выпивка, что ещё нужно для счастья? Пожалуй здесь можно было даже снять тулуп. Сев бросил его рядом на скамью и принялся ждать, когда принесут затребованное.

Отредактировано Северион (2013-01-30 14:11:30)

0

4

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ильмо (2013-01-30 14:16:51)

0

5

Уманка выставил перед собой руку и поплёлся наперерез бегущим, по возможности избегая столкновений. Бежали всё шибче, кричали - громче. Парень пересёк улицу почти целым, и только у окраины в него въехало нечто массивное и запыхавшееся, отбросив назад и заодно сбив у него с головы капюшон. Равновесие удалось восстановить почти сразу, а вот за капюшон он взялся только тогда, когда вошёл в тесный боковой проулок.
- Споймать колдуна! Какой? Так молодой, весь в зелёном, в капюшоне... - Картинка медленно отпустил зажатые было в пальцах тканевые складки и задумчиво потёр ладонью заледеневший кончик носа. Весь, значит, в зелёном... В одежде он был не сильно придирчив, какие шмотки нашёл в отвоёванном доме, такие и напялил, только бы не болтались слишком. Попасться на народное линчевание из-за такой случайности не хотелось.
Уманка согнал с себя заторможенность и устремился дальше в проулок. Здесь и снега было меньше, и ветер не так болезненно скрёб лицо, только всё равно на фоне потемневших от непогоды толстенных стен он был весь как на ладони в своём зелёном. Из-за спины дважды окликнули, сначала неуверенно, потом с явной агрессией. Картинка не успел испугаться, зато успел почувствовать досаду. Пришлось бежать. На бегу сразу захотелось набрать полную глотку воздуха, так и сделал, а воздух оказался чужой, колючий, студёно устремился в горло - не побегаешь толком. Попетляв немного, кашляющий Уманка ввалился в первую попавшуюся харчевню. Трактиры до сих пор внушали ему некое чувство безопасности, и это несмотря на то, что именно в них он обычно ухитрялся влипать в неприятности.
На новую одежду денег не хватит. Хотя бы плащом с кем-нибудь поменяться, - Соображал пацан, прислонясь к стене и обозревая зал. С другой стороны, вроде, отстали.
- Жрать пришёл? Или для красоты постоять? - Неприветливо осведомился паренёк примерно его возраста, проходивший мимо с кувшином.
- Жрать, - Автоматически подтвердил Картинка, напряжённо прислушиваясь. Как есть: в отдалении уже слышны были вопли. Значит, либо не отстали, либо толпу, многоголовое и многоногое животное, понесло в этом направлении. Взгяд пацана упал на тулуп, брошенный одним из посетителей на скамью. Не ахти, вроде бы, тулуп, но получше уманкиного плаща. А главное, не зелёный.
- Хорош зипун, - Миролюбиво вздохнул пацан, опускаясь за стол к обладателю приглянувшейся ему одёжки. - Сменять не хочешь? Доплачу по-княжески. Гляди, сможешь даже купить новый. - Снаружи, почти возле трактира, взвизгнула женщина, и пацану стало совсем невесело. Правда, ненадолго: подняв глаза, чтобы рассмотреть как следует не только тулуп, но и его хозяина, парень примолк и откровенно вытаращился. Медно-рыжая волна волос у этого мужика уже сама по себе привлекала внимание: Картинка не сразу сообразил, как мало рыжих в этих широтах. Так ещё и лицо ему было знакомо; в других обстоятельствах пацану, постоянно вертевшемуся в каком-никаком обществе, было бы тяжело запомнить очередного знакомца, но этот нечеловек повстречался ему, во-первых, незадолго до отбытия из Ландшпиля, а во-вторых, спас ему шкуру, рискуя своей.
Чего Картинка не ожидал, так это встретить здесь кого-либо из своей прошлой жизни. Выглядел "барин" на порядок более стреляным, но осанка и стать остались такими, какие пацан запомнил с прошлого раза. Тулуп был временно забыт, а Уманка, повернув к рыжему откровенно удивлённое лицо, заговорил на своём родном языке.
- То есть, как, тебя тоже оттуда вынесло? Как? Видел, когда шквал упал на город? Все реки из берегов повыходили, даже наша Ключина... - Пацан прервался, торопливо перевёл дыхание и требовательно уставился на рыжего. - Как ты ноги унёс?

0

6

Тепло, мерный гомон зашедших на огонёк, довольно скудное освещение при пасмурной погоде - все это способствовало тому, что полудемона разморило и потянуло в дрёму. Может, он и заклевал бы носом, если бы в довесок не хотелось есть. Идиллию в ожидании еды разрушил какой-то заполошный. Сперва в покупатели единственного, что спасало от здешней погодки, набивался, а затем и вовсе тарабарщину нести начал. Сев на пацана воззрился с подозрением вперемешку с неприязнью. Неприязнь подрассеялась, когда разглядел, что внезапный собеседник довольно смазлив на мордаху, зелен - во всех смыслах этого слова - и вроде в стенах людного места особой опасности не представляет. Подозрительность, однако, никуда не делась.
- Чудной ты. Переведи на человеческий, - предложил он увлечённо  тараторившему непонятное пареньку. Судя по интонации тот задал вопрос, только вот Сев ни бельмеса не понял, кроме того, что собеседник не местный - уж больно бегло шпарил на чужом языке, который полудемон никогда раньше и не слышал.
- А по поводу зипуна, сначала деньги покажи, потом поговорим, - Сев немного сдвинулся на скамье и сел на часть тулупа, чтобы "покупателю" не вздумалось дёрнуть из-под носа обладателя и удрать. Что он на это способен Сев отчего-то не сомневался. А ещё от пацана чуть не пар как от взмыленного коня шёл.
- Ты от орды нежити бежал что ли? Хорош пялиться так, словно бывшего хахаля встретил.
Стоп. Сев пригляделся повнимательнее, но нет, этого он точно видел впервые. Или не точно? Да ну, где бы он его мог встретить последние семь лет мотаясь там, где с живыми встречался считанные разы, а до того пострел совсем мелким бы был. Обознался пацан, наверное, если за знакомца принял. Сев снова задумчиво потёр левое запястье, словно то зудело, и подумал, что наверное поторопился радоваться собственной связанной заклятьем силе. Его-то ауру так почувствовать было нельзя, но и полудемон сейчас был что слепой, а пацан казался странным.
Долго Севу греть голову над новым знакомством не дали. Сперва он на шум, доносившийся с улицы, внимания не обратил, но сейчас тот стал слишком отчётливым и громким. Пара хлопцев даже ввалилась с воплями внутрь.
Колдун? Этого мне только не хватало. Сев решил, что корнеплод с ним с обедом, пора уходить, а то не нравилось ему намечавшееся.
Один из ворвавшихся тем временем ткнул пальцем в севова собеседника и с рёвом "сжечь его надо, мож и чума спадёт!" ломанулся к их столу. По залу прошлось волнение, народ оглядывался, вскакивал с мест, а с улицы попривалило ещё людей. От одного из вошедших все так и шараханулись. Мужик на глазах зарастал чёрной коростой, крошившейся и опадающей хлопьями при движении, но приоткрывшаяся было кожа тут же чернела вновь. Вот тут-то и началась настоящая суматоха.
- Тикаем, чернокнижник мелкий, - полудемон спружинил со скамьи плечом в теснящегося рядом мужичонку, опрокидывая того на ближний стол, подхватил тулуп и, не оглядываясь, рванул в сторону единственного выхода. В целом благородным намерением вытаскивать пацана он не горел, схватят того, и ладно. Самому бы выбраться. Только вот плохо было, что их вместе приметили, очень плохо. Безумной со страха толпе не объяснишь, что он колдуна впервые видит. За компанию в клочья порвут.

0

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

8

Так уж случилось, что совет пацан принял за приглашение, увязался и вот теперь выдыхал в лицо непонятную благодарность. У Севера похолодело внутри. Слова этого странного парня пугали почище застывшего чёрными пнями на площади люда, потому что грозили вовлечь в происходящее по уши. Да кто же он такой? На умалишённого не смахивает. Откуда знает об истинной демонической форме, в которой он и находился-то раз в жизни во время заключения контракта. От тех воспоминаний и самому Севу было жутко. Он жизнь прожил Ольвом. Знал конечно, что полукровка, но одно дело знать, а другое ощутить во всей красе примесь отцовой крови.
Вероятность, что его с кем-то спутали становилась ничтожно мала. Полудемон скомкал было пальцами ткань плаща человека, до боли сжимая плечо, да вмял в стену. Вальяжная беспечность и дружелюбие, граничившее с безразличием, остались в таверне.
- Кто такой? Откуда про меня узнал?
У самого Сева пока предположение было только одно, и оно не сулило ничего хорошего. Нежитью пацан не был, но разве ж это мешало спеться с некромантом? Мало ли, какая ему выгода. То, что здесь, творилось - тоже попахивало если и не некромантией, то вещами от неё недалёкими. Но задать вопросы, а потом и вытрясти на них ответы помешали горожане. Судя по всему, и этих догнала чёрная ворожба. А вот спутник севов и не думал покрываться той же дрянью, что все. Да и Сев пока в себе ничего странного не ощущал, но его могло из-за кышева заклятья не брать. Знать бы ещё, как передаётся эта "чума". Мужики тем временем попёрли на них, у одного в руках тускло поблёскивали вилы. Сев отпустил колдуна и попятился было, когда и за спиной услышал отчаянные, яростные со страха вопли. Эти не станут ни разбираться, ни жалеть. Бежать? Некуда. Драться? Не хотел он связываться с непонятной ворожбой. А люди были всё ближе, хоть и двигались все медленнее, натужнее, пересыпая молодой снег смоляными, похожими на сажу хлопьями, отслаивающимися от одежды, рук, полубезумных лиц. Один из подходивших сзади упал, да так и остался лежать, завывая и пристывая к земле.
- Наколдуй что-нибудь что ли? - предложил Сев спутнику, озираясь в поисках просвета между окружавшими, в который можно было проскочить да удрать. Переулок, куда втащил его "колдун" в кавычках или без, был как назло узким и без выступавших от домов построек - наверх не взберёшься, наступающих не обойдёшь. Высокий мужик с вилами времени терять не стал и был явно злее и решительнее остальных. Сев увернулся от рассёкших воздух у брюха зубъев, покачнулся было и вот тут-то его и схватили те, что были сзади. Вернее один цепко впился пальцами в запястье. Полудемон сочно ругнулся и двинул ему локтем - всё равно что в деревянный столб было бить. Когда к нему потянул руки и второй, Сев понял, что терять в принципе нечего, его и так уже облапали, а кто-то там в таверне орал, что "чума" мигом передаётся тому, кого коснулись. Оставалось или драться теперь уже до последнего, или сложить руки и подохнуть, а может и чего похуже. Второй вариант Севу не нравился. Он рванулся посильнее в сторону от снова нацеленных от него вил и на землю осыпалась очередная порция чёрной дряни. Чуть спустя, вжимаясь спиной в стену рядом с пацаном, полудемон разглядел, что это были пальцы схватившего. И в них даже ещё оставалась кровь.
- Сейчас самое время для дракона из рукава.
Одно радовало, нападавший с вилами только смотрел люто, да зубы скалил, но подойти ближе или снова вилами ткнуть уже не мог, застыл. А вот человек пять всё ещё двигались.

Отредактировано Северион (2013-01-30 18:11:25)

0

9

Помрачение, случившееся с рогатым, сдвинуло уманкино восприятие происходящего по шкале от "может, как-нибудь выкарабкаемся" до "хуже некуда". Рогатый загнал пацану пальцы в плечо, цепанул, как когтями, ещё и задышал злостью и опаской. Ха, опаской, - Горько иронизировал Картинка, в любую секунду ожидая крепкого знакомства своей рожи с чужим кулаком. В кои-то веки его, значит, опасным сочли, только мимо и невовремя.
- В деле тебя видел, парнокопытное. Вот и узнал, - Зло рявкнул он, так и не дождавшись тумака или оплеухи, и тенью скользнул вдоль стены, пытаясь организовать разрыв хоть в два-три шага между собой и своим норовистым спутником. - Теперь попробуй вспомнить, в каком, подсказки - всё! - кончились. - Нравится рыжему играть в амнезию - ладно, пусть играется. Уманка любил, когда выходило у него по-простому, по-честному, но и не особенно расстраивался, если так не получалось. Демоняра косвенно подтвердил знакомство, про рога оспаривать не стал, а большего пацану и не было нужно: тот при нужде, значит, опять проредит вражью рать.
Двигаясь вдоль стены, мелко переступая ногами по снежной каше, Картинка не сводил глаз с рыжего, поэтому, въехав плечом в чью-то мощную (по крайней мере, на его взгляд мощную) грудину, не сразу сообразил, какого чёрта, потом испугался и прянул обратно, но было поздно. Поперёк живота сомкнулись чьи-то руки, ему тяжко, басовито и влажно захрипели в затылок, к ногам бросил тень ещё один силуэт, потом другой... От хватки нападающего сначала заныло, потом стало саднить под рёбрами. Пацан завертелся, комкая шмотьё, заелозил по чужому телу, но был пришпилен вражьим хватом накрепко. И даже не потому, что державший был силён - просто начал стыть и стремительно загустел на морозном воздухе. Как смола, которой торговали неподалёку.
Картинка бросил дёргаться, чуя, что от его деятельности колеблется, теряя равновесие, новоявленная статуя. Из-под рукавов, закостенело легших поверх уманкиного ремня, стало сыпать пеплом, запорошило ему зелёную одёжку. Пацан рванулся последний раз, в локтевых сгибах противника сухо, резко, с прострелом треснуло, плоть ладоней обвалилась между открывшимися косточками, от которых тоже уже начали отщепляться масляные чёрные хлопья... Картинка приземлился на ноги, выпустив когти. Рубин, местами своенравный, в этот раз вольничать не стал, чуял, что хозяину припекло зад, нужно отбиться. Пальцы пацана приобрели продолжение в виде загнутых, почти серповидных когтей цвета спёкшейся крови. Это выглядело почти настолько же естественно, насколько ощущалось. Теперь, пожалуй, он мог считаться "опасным", насколько таким может быть семнадцатилетка.
- Говорил уже, я не колдун, - Всё ещё раздражённо бросил Картинка, заново подбираясь к рыжему. - Сам бы подпалил этих тварей, что ли. Только меня не зацепи. А то найду, сочтёмся. - Низко стелясь по земле, он просочился к застывающему с вилами, оставив их зубцы по левую руку. У Уманки только и было преимуществ, что скорость. Коротко, зло вытолкнул из лёгких воздух и на этом выдохе воткнул обе пятерни во вражью поясницу, вышло так ладно, будто когти вошли в заготовленные пазы. Из-под пальцев потёк уже знакомый пепел - всё та же короста, размолотая в песок. Кровить оттуда стало не сразу, но, когда стало, до Картинки дошло, что, во-первых, оно всё-таки живое, а во-вторых - что замарался. Вражья туша не осела на пол, но пошатнулась, одним сапогом замазала щедро насыпавшуюся сажу в снег. Выходит, между ним, Уманкой, и хловскими мордоворотами не было теперь особой разницы, та же дрянь, только упаковка посимпатичней. Вспомнилось, как Ватрух глядел, если возьмёшься донимать его насчёт мокрушного искусства. Частью смешливо, другой частью, неизмеримо большей - укоризненно.
Себя не уважать... - В груди захолодело. Сделанное открытие заставило пацана броситься дальше, оставить за спиной и помавателя вилами, и рыжего. Он закрутился, сбросил с себя ещё одни медлительные, теряющие цепкость клешни, не глядя, двинул ногой под колено второму прокажённому, стоявшему на пути, и резко притормозил.
С противоположного края на площадь слаженно, почти клином вступила целая небольшая процессия, человек пять-шесть в узорчатых и тяжёлых жёлто-синих робах с меховой оторочкой. Уманку от них отделяла фигова прорва свободного пространства, хаотично заполненного по-звериному гудящими, подвывающими, стонущими, отчаянно пытающимися двигаться прокажёнными, но это не внушало ему чувства безопасности. Такие робы носили колдуны из Теремов, когда были при исполнении. А они были при исполнении, в этом сомневаться не приходилось.
- Эй... Стой. Не трожь этих, вообще не делай ничего, - С запозданием вякнул Картинка, поворачивая лицо, слегка потерявшее мимическую живость, к рыжему. Кажется, всё-таки не успел. Давешний знакомец с вилами, поверженный, вкопался рылом в снежную кашу. С площади низко зарокотало, отразилось акустической волной от стен. Под ногами у пацана, кажется, зашаталась твёрдая опора. Затылок и левую щёку обожгло жаром, пахнуло раскалённым камнем, поперёк площади образовалась проталина, как в весну, со скудными кучками пепла на ней - бывшие, значит, статуи... С заклятыми вещами и людьми в Теремах не церемонились.

0

10

Времени не было голову греть, откуда пацан настолько осведомлён, и почему при этом настолько явно прокололся, да только не верилось, что просто так он Севу подвернулся. Противно всё складывалось и противней всего, что ничего не понятно и во всём сомневаешься. Ясно оставалось одно, из города нужно убираться поскорее и подальше.
Мужик с вилами дрогнул, захрипел когда мелкий ткнул его сзади. И пацан дал дёру. Ну, и пусть его, возможно к лучшему. Сев зло ткнул вилоносца в грудь, хоть тот уже был и не опасен, на застывшее в полузверинном оскале почерневшее лицо смотреть было тошно. Остальные нападавшие тоже утратили прыть и полудемон перестал обращать на них внимание, присел возле рухнувшего в снег, пригляделся, тронул осторожно. Смолянистая дрянь замарала кончики пальцев, Сев пару мгновений разглядывал её внимательно, словно рассчитывал увидеть ответы на все свои вопросы, а потом брезгливо вытер руку об одежду. Ничего подобного он раньше не видел. Колдовство было сильное и тёмное, но непонятно кем и зачем насланное. Кому помешал целый город? А не из-за него ли всё это? Но, нет, Беор в некромантии конечно собаку съел, но вряд ли зашёл бы так далеко в охоте за беглецом. Не ускользнули от его взгляда и аккуратные отверстия в спине новоявленной то ли статуи, то ли мумии.
Полудемон еле заслышал окрик, но даже обернуться не успел как его опалило жаром, ярко блеснуло перед глазами и запахло палёным. Огненный шквал прошёл чуть стороной. Поднявшись, Сев разглядел, что пожаловала угроза посерьёзнее, чем толпа едва двигающихся горожан. С этими сцепиться было сейчас для него, что комару пытаться укусить то мохнатое чудище, которое видел на улице. Прихлопнут и не заметят. Один из шедших по площади тем временем разворачивал новый огненный хлыст, но активировать заклинание не спешил.
- Эй, оба! Вперёд и без глупостей!
Расстояние между ними и говорившим было уже таким, что тому и голос повышать особо не нужно было, чтобы его услышали. Попасться магам из теремов для Сева сейчас было наверное равносильно смерти. Если пацан замешан в том, что творилось с городом, то и его не отпустят. Хотя бы потому что его не берёт чума, а то что не берёт было уже ясно. Распространялась она слишком уж быстро для того, чтобы до сих пор никак не проявиться. Был бы хоть какой-то шанс выкрутиться, и Сев покорно поплёлся бы на площадь. Но молва о теремах ничего доброго не сулила, а ему самому было что скрывать. Если выплывет, кто он и как здесь очутился, то и его помощнику не сдобровать.
Колебаться, однако, долго не пришлось, а возможную глупость Севу совершить не дали. Вокруг шеи словно затянулась петля и Сева поволокло по рыхлому снегу, аккурат вдоль проталины. Когда он оказался у ног одного из магов, то желание осталось только одно - вдохнуть. Ждать пока он прокашляется никто не стал, за волосы вздернули на колени. Двое из жёлто-синих встали у них за спиной из оставшихся впереди трое строили из себя статуи, как будто их мало уже на площади было, а четвёртый с орлиным носом и лютым взглядом, как раз тот что колдовал огнём, заговорил. Видимо был тут за главного.
- Кто и откуда?
- Северион. Ольв из Верхнего Дорна, - просипел Сев. Теперь уже и пытаться сбежать было глупым. Оставалось только не злить медных. Взгляда он не сводил с лица спрашивавшего, чего толку переглядываться с пацаном. Авось и сам сообразит лишнего не болтать. Не простаком себя показывал.

Отредактировано Северион (2013-01-30 18:19:07)

0

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Ильмо (2013-01-30 14:33:46)

0

12

Сев покорно дал связать себе руки, не выказав ни тени возмущения. Глотать после короткого путешествия на поводке стало больно и щёку саднило, но масштабы маячивших впереди неприятностей способствовали тому, чтобы считать это мелочью. Если бы его отпустили вот так, слегка помятым, рыжий почитал бы себя редким счастливчиком. Спутник его, имя которого Сев наконец-то услышал, ситуацию ещё явно в полной мере не оценил или просто придуривался. Да и на проведённую процедуру среагировал с невозмутимостью, выдававшей с головой. Дурень.
Пока по лицу возили иссохшими, колкими останками полудемон только глаза прикрыл да губы поджал, подумав, что спектакль устраивать бесполезно. Что прокатило бы у пацана, в его исполнении смотреться не будет. На некоторое время вокруг воцарилась тишина, нарушаемая лишь редкими криками издалека, да жидким карканьем воронья, которому никакие проклятья были нипочём. Сев в отличие от попытавшегося выйти сухим из воды Уманки затянувшуюся паузу разговорами не нарушал. Наконец-то выжидавшим результатов проверки магам это дело явно надоело. Ясно стало, что ни он, ни пацан чёрной дрянью покрываться не собираются, и никаких признаков клятой хвори на них не видно.
- Обыщите, - вожак у чародеев из теремов был из немногословных, сухо бросал распоряжения, да смотрел кругом цепким взглядом, изредка возвращаясь им к пленникам, - только голыми руками не касайтесь.
Совет был принят к сведению, так что под тулупом Сева прохлопывали ладонями обернутыми полами плаща. К счастью ничего компрометирующего у него с собой не было, даже деньги последние в кабаке на столе оставил, когда дёру дал. Искали дотошно: обшарили всего, не брезгуя и за мотню полапать, проверили карманы в тулупе и штанах, сняли сапоги, даже рот открыть заставили.
- Ничего, - Сев медленно выдохнул сквозь стиснутые зубы, когда его наконец-то оставили в покое. Недотрогой он не был, но когда тормошат как тюк с тряпьём - приятного мало, к тому же сапоги на место вернуть никто естественно не удосужился, а самому со связанными за спиной руками не обуться. Рыжий мерз и злился, правда пока не решил на кого больше - на пацана, принёсшего неприятности или на себя-дурака.
- И тут только это, - у закончившего с Уманкой в ткани плаща тускло поблёскивала горстка монет да ютилось огниво.
- Ничего значит... ладно, - главный кивнул на Сева, обращаясь к одному из спутников - патлатому, по-южному тёмному - чувствуешь что-нибудь?
- Нет.
- Вот и я нет. От ольва и ничего.
У Сева нехорошо заныло под ложечкой. Вот и попался. Естественно обученные магии должны её отголоски чутко в других отличать. А его народ на беду задатками к ней славился.
- Я от человека прижит, вот и не повезло. Не в ольвскую породу пошёл. Потому по миру и таскаюсь, своим в тягость.
Очередная полуправда, но правда сулила смертный приговор, так что лучше уж пытаться врать до последнего. Сев не был уверен, что дойди до пыток, не выложит всё как на духу, но пока ведь не трогали. Маг помолчал, потом кивнул мол допустим и обратился к пацану.
- А вот с тобой всё интереснее. Издалека, говоришь? И где то далёко находится? - интереснее? Что же такое почуял медный? Сев скосил взгляд на пацана. Но прежде чем кто-либо ещё заговорил, слышавшийся до того далеким отзвуком топот конских копыт стыл слишком явным - скакали в их направлении. Видно было, что теремские насторожились было, заоборачивались, жезлы свои понадёжнее перехватили, отголоски взволновавшейся колдовской силы небось тоже почуять можно было при наличии способностей к этому.
Справа на площадь выехала группа всадников из семи-восьми, и завидев живых, двинулась к ним. Все были в отличие от теремских с чёрных плащах, кто с накинутым капюшоном, кто простоволосый. Доспехов видно не было. Заметно стало, что маги слегка отмякли движениями. Драки не предвиделось.
- Быстро же они, - не особо дружелюбно процедил остроносый.

0

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

14

Чтобы в городе случалось нечто подобное, Аваддон за последние лет восемьдесят не мог припомнить. Цокот кованных копыт в отдавался гулким эхом на затихших улицах. В редких домах двери были выломаны напрочь, из каких-то окон неумело таясь выглядывали самые смелые из уцелевших. Повезло тем, кто сегодня решил остаться дома. Выезд в город, официальный и без конспирации, птицы аваддонова полёта не был частым явлением, но чрезвычайные события требуют чрезвычайных мер. А получать сведения на месте, из первых рук и быстро было сейчас важно. Жить в полувымершем городе в планы демона не входило. До рынка, с которого и "смердило" за версту сильным заклятьем добрались они без приключений, разве что пару раз пришлось поворачивать в объезд, чтобы не затоптать чёрные статуи, в которых ещё чувствовалась жизнь и исходил такой смертный ужас, что у Аваддона заломило в висках. Он не любил публичные выезды из-за необходимости быть при всей официальной атрибутике, особенно в тяжёлой посеребрённой маске, закрывавшей лицо полностью. Дышать в ней на морозе было отдельным удовольствием. С другой стороны, за возможность не стареющему демону оставаться при удобной должности уже второе столетие плата несерьёзная.
По рыночной площади уже деловито сновали теремские. Советник выискал среди них ближайшего десятника и тронул коня к нему. Лицо мага было смутно знакомым, но имени Аваддон не помнил.
- Ищем, точно где-то здесь, но пока не нашли, - сдержанно отчеканил медный, показывая, что скорее делает одолжение, чем подчиняется. Терема в ведении Аваддона официально действительно не находились и подчинялись пресветлому князю. Это совершенно не мешало одному из трёх советников и по совместительству главе тайного ведомства совать нос в их дела, поэтому его медные не особо жаловали. Но терпеть приходилось.
- А это кто? - кивнул он в сторону коленопреклонённой парочки, цепанувшись взглядом за того, что помоложе. Ладно Ольв, хотя судя по грубоватым чертам, полукровка, но с пацаном явно было нечисто. Демон родственную энергию учуял явно. Да ещё и отпечаток проклятия, вокруг рук пленника оно его отголоски просто клубились. И хватило же ума разгуливать не скрываясь по центру города средь бела дня.
Десятник помолчал, видимо взвешивая все "за" и "против", и наконец-то решил ответить максимально кратко.
- Схватили двоих здесь, на улице. Проклятье не берёт... - тут теремской сбился с доклада и поморщился едва-едва, но всё же заметно. Судя по резковатому возмущению эфира, телепат ему попался не из искусных.
- Новости?
- Проклятую вещицу нашли. Здесь, в торговой лавке неподалёку от северных ворот.
А вот это уже было интересно. Аваддон обернулся к Ирсану, по обыкновению изображавшему из себя изваяние ольва.
- Я останусь. Оба оборотня со мной, а ты с остальными вези этих к нам.
У медного на лице читалось, что он иного мнения по поводу судьбы пленников, но демон предупредил возражения, скупым движением руки в чёрной перчатке.
- Если они замешаны, то допрос и расследование дело уже наше, а не боевых отрядов. О результатах естественно будет сообщено и вашему начальству.
На слове "начальство" он сделал акцент. Удобно было, что глава теремов явиться то ли ещё не успел, то ли не посчитал нужным. Положением и влиянием мериться не хотелось, а хоть и не рядовой маг, но всё же мелкая в сравнении с советником сошка счёл разумным не спорить, сделал знак своим и встрёпанную двоицу поволокли к указанным всадникам из конвоя демона. Замечательно. Мальчишка попался действительно интересный, им Аваддон планировал заняться позже лично.
- Определи обоих в одну камеру у пыточных пока не вернусь. Так чтобы обзор был хороший. Но самих пока не трогать, - велел он ольву так, чтобы другие не слышали, - и чтобы поменьше народа видело, особенно мелкого.

0

15

Во время осмотра пацан сопел так, что Сев не удержался и посмотрел, чего там с ним творят-то. Творили в целом то же, что и немногим раньше с самим полудемоном, но реагировал Уманка чудно, аж испарина вон выступила. На лютую гримасу, которую можно было расценить как призыв не зубоскалить, Сев только выгнул бровь да покривил губы, мол нашёл время и место с обжиманий млеть.
То, что случилось дальше, рыжему очень не понравилось. Кому их передают он понятия не имел, но судя по виду всадников и тем фразам, что удалось расслышать - угодили они в цепкие лапы инквизиции. И это было действительно плохо. Сев осторожно огляделся, прицениваясь, есть ли смысл рыпаться сбежать. Картина вырисовывалась невесёлая, хоть народа и стало меньше, но теремские пока не скрылись из виду. Тем временем один из капюшонов сунул ему в руки сапоги, предупредив, что если уронит, то останавливаться не станут, и подтолкнул к лошади.
- Дай хоть обуться, ноги отморожу ведь. Не лето.
Капюшон посмотрел на черноволосого ольва, видимо оставшегося за главного вместо большой шишки в маске, тот кивнул и Севу с пацаном развязали руки. Вот оно, если тикать, то сейчас. Ольв был того же мнения, потому что наконец-то снизошёл до разговора.
- Будете дурить, велю переломать ноги и везти так. А от тебя, - обратился он к пацану, - так демонятиной прёт, что теперь найти не проблема. Смысла бегать нет.
Вот оно как? Демонятиной значит. Взгляд Сева пацану ничего хорошего не сулил.
Обувался рыжий медленно, не потому что специально время тянул, просто руки успели затечь и озябшие пальцы плохо слушались. Как он и ожидал, свободными конечности не оставили. Едва размятые запястья снова крепко стянули за спиной, затем Сева с пацаном навьючили на коней поперёк крупа впереди наездников. Рыжего прямо так, а Уманке ещё и голову своим же плащом замотали. Полудемон не думал, что доведётся порадоваться не съеденному обеду, но пока болтался вниз башкой при резвой рыси, изредка переходящей в галоп, мутить начало так, что хорошо желудок пустой был, иначе с содержимым бы распрощался. Так что когда доехали он был даже рад, чёрт с ним, что протащили их через небольшую дверь во внешней стене, сперва в тесный внутренний дворик, а потом в какие-то застенки. После снежных улиц в коридорах без окон, освещаемых факелами Сев практически ничего не видел, понял только по крутым, уходящим вниз ступеням, что ведут куда-то в подвал. Глаза привыкли к скудному свету только в камере, куда их с укутанным пацаном втолкнули. Руки так и не развязали, просто захлопнули за спиной дверь, поскрипели засовом, и шаги стали удаляться. Значит разговоры с ними разговаривать будут позже. Пахло тут сыростью, кровью и блевотиной. Злющий, усталый полудемон огляделся. Под потолком чадила маслянная лампа, одну стену заменяла решётка, за которой виднелосьо помещение, явно отведённое под пыточную. Установленные там железяки красноречиво свидетельствовали. Сев прислонился к стене, пока брезгуя сесть.
- Ну что? Важная персона. Приехали.

0

16

Уманке, брошенному поперёк лошадиной спины, каждая кочка запомнилась в самые рёбра. Через плащовую ткань дышалось трудно. Пошевелиться он не рисковал, начнёшь соскальзывать - и зацепиться нечем будет, только если всадник придержит за пояс. Считать повороты не имело смысла, чужой город велик. Интересно, Хло будет искать? - Поищет, а как же. Уманка мог почти со стопроцентной уверенностью сказать, как это будет. Ему дадут пару дней форы, а то и больше - дядька был хорошо осведомлён насчёт длительности уманкиных загулов. Потом запоздало хватятся. Даже беглый, хмельной и накуренный, Картинка не упускал повода засветиться в родной халупе. Побродить для виду, поскрипеть половицами, сменить шмотьё, а главное - промелькнуть у Хло перед глазами, а то и добровольно подставить затылок под крепкую затрещину. Уж очень много поводов для тревог было у Хло. Картинка его любил и не хотел создавать новые.
Рано или поздно до новой Артели дойдёт волна, узнают про статуи и теремских, про дневное безмолвие на торговой площади, про то, как сам, поди ж ты, милсдарь - Верховный Инквизитор приказал тащить колдуна с подельником к себе на вотчину. Хло не дурак, догадается. И не станет ничего делать. Что ж можно сделать, не обжившись на новом месте, не оттяпав причитающийся тебе кусок территориального влияния да с жалкой дюжиной человек под началом? И какого хрена я расслабился? - Картинка привык считать, что здесь о рубине можно не беспокоиться. Другая земля. Другой, непривычный на вкус воздух. Потосковав положенное время по прошлой родине, пацан успокоился, мысленно отгородил "раньше" от "сейчас" и принялся заново пускать корни. Теперь былое вернулось, да ещё как, под дых ударило, потом по рёбрам. Рыжий вот. И демонятина.
Найти, значит, не проблема... Сдёрнули с лошади, толкнули в спину, чтоб пошевеливался, и стали поворачивать за плечо, чтоб не вписался в стену. Пахло тяжко, старым деревом, камнем, ржавчиной. Спустились по лестнице (Уманка с неё чуть не скатился, когда сапог соскользнул с истёртой высокой ступени) - запахло ещё паршивее. Всё, на что способно истязаемое человеческое тело. О княжеских пыточных в Севрети поговаривали украдкой, шутковали насчёт гостеприимно распахнутых и заботливо разогретого. Естественно, ему и в голову не приходило, что прийдётся самому распробовать хвалёное гостеприимство.
За спиной хлопнула дверь камеры. Пацан завертелся на месте, бешено заплясал, пытаясь скинуть с башки осточертевший куль, но тот, кто его заматывал, сделал это на совесть - судя потому, как сдавливало горло, ещё и узел где-то накрутили.
- Приехали.
- Говорил же, чтоб бежал, морда рыжая. - С едкой горечью и глухо отозвался Уманка через плащ. Доплясал он до самой решётки, опёрся об неё спиной, без особой надежды потёрся затылком о металлический прут. Так и есть, пухлый, крупный узел. - Может, отмычку сберёг? - Он видал, как артельцы прятали тонкую металлическую скобку за щёку, и в сапог между пальцев, и ещё не хотелось думать, куда... - Скажи, что сберёг... - Пустой трёп. Их обыскали дотошно. Да и с чего ольву таскать на себе отмычку. Пацан уже был готов смириться с тем, что боевой, борзый, деятельный рыжий из Ландшпиля и этот Северион - не одно и то же. Не справившись с узлом, сникший Уманка вслепую потрусил обратно, туда, откуда раньше рыкнул его спутник.
- Что... Порешат? Повыспрашивают сначала, потом порешат... Что за песня здесь с этой демонятиной? Везде, мать вашу, одно и то же. - Он неудачно влепился в рыжего, по ощущениям судя - въехал во все острые углы, какие у того были, восстановил равновесие и требовательно ткнул башкой ему в плечо. - Помоги. - От Севериона ощутимо веяло злостью, чтобы понять это, и видеть не требовалось. Но руки-то у него были связаны. Авось, не покусает.
За вознёй с плащом Картинка не разобрал, в какой момент у них появилась компания. Запоздало заслышал шаги, когда их источник оказался уже близко. Кого-то невнятно скулящего и причитающего, похоже, тащили волоком. Приглушённо загремело железо, и звуки эти были неприятные. Не было похоже на сочный, звонкий и лихой оружейный лязг. Тяжёлые, гулкие удары и скрипы. Какая-то деталь со скрежетом вошла в паз. Уманке стало тревожнее прежнего. Временная слепота заставляла чувствовать себя не только беспомощным, но и уязвимым. Если тебе предстоит получить костоломный удар, лучше видеть, кто и с какой стороны станет его наносить.
- Что там?

Отредактировано Ильмо (2013-02-02 23:26:03)

0


Вы здесь » Перекрёсток » Отрывной календарь » Безвозмездно, то есть, даром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC